Ярославский: «Мы станем действовать по закону

6da56594

Ярославский Вчера в Киеве, в пресс-центре справочного агентства «Интерфакс-Украина» прошла конференция главы ФК «Металлист» Александра Ярославского, посвященная формальной позиции харьковского клуба по поводу нарекания в будто бы условном поединке «Металлист» — «Карпаты».

— Я намереваюсь снова озвучить хронологию происшествий и изменить огласке определенные прецеденты, которых, вероятно, кто-то не знает, — с подобных слов начал собственное представление Александр Владиленович.

— 19 мая прошел поединок «Металлист» — «Карпаты», который закончился с результатом 4:0. 23 февраля 2010 года, через 2 года после этого, мне позвонил вице-президент ФФУ Георгий Суркис и заявил, что необходимо столкнуться, что появились форс-мажорные условия. 24 февраля прошла встреча, на которой также находились вице-президенты ФФУ Сергей Стороженко и Александр Бандурко. Тогда Георгий Суркис в первый раз сказал, что есть определенные прецеденты, говорящие о том, что поединок был условным и рекомендовал мне посмотреть колесные диски. Я отказался смотреть их и не стал брать в руки, заявил, что этого быть не в состоянии.

1 марта 2010 года Мирон Маркевич был назначен основным тренером сборной Украины, и сразу общественность услышала о том, что начато следствие в отношении поединка «Металлист» — «Карпаты». В феврале Александр Бандурко направился в генпрокуратуру с просьбой выяснить условия этого поединка. 14 мая генпрокуратура обрела выводы харьковской генпрокуратуры, в которых пишется: все обозначенное хорошо говорит о том, что в реальности передачи денег 19.04.08 от заместителя гендиректора ФК «Металлист» Красникова Е.А. футболисту «Карпаты» Лащенкову С.М. за проигрыш в вышеобозначенном поединке не было. В соответствии с условием пункта 1, публикации 6 уголовно-процессуального кодекса Украины учтено, что криминальное дело не может быть возбуждено, в случае если отсутствует явление злодеяния.

27 мая Исполком ФФУ сообщил элементы Кочетова в КДК, однако в них отсутствовали выводы генпрокуратуры. 30 мая трибунал доказал решение прокуратуры.

2 – 9 сентября КДК озвучивает решение, однако без мотивировочной части, целиком пренебрегаются решения прокуратуры и трибунала. 21 сентября Мирон Маркевич подает объявление об отставке с поста тренера сборной, впрочем он и выиграл 3 поединка, а 1 сыграл в ничью.

25 сентября Исполкомом принимается отставка Маркевича и в тот же день звучат слова главы федерации Георгия Суркиса о том, что Маркевич – это груз.

26 сентября клубы и общественность представляют с мотивировочной частью решения КДК.

На 5 ноября установлено обсуждение этого дела в апелляционном комитете ФФУ, однако лично я ничего от этого не ожидаю. Главой совета считается Александр Мащинский, который занимает обязанность в юридической организации BIM, и О. Стаханоая. Соучредителями BIM считаются Иван Суркис, Георгий Суркис, Згурский… Вся данная информация есть в Сети-интернет в свободном доступе. Вследствие этого на беспристрастность апелляционного совета мы не рассчитываем.

27 октября 2010 года мы послали официальное обращение в ФФУ, копию которого отправили в УЕФА, в котором просим объяснить образовавшуюся картину. Я не осознаю, как после решений прокуратуры и трибунала могут производиться еще какие-то еще следствия.

Думаю, что в этой обстановки должны разбираться профессиональные органы, например генпрокуратура. К слову, задолго до обнародования решения КДК ряд сотрудников ФФУ в собственных интервью и заявлениях позволили себе ряд мнений, дискредитирующих генпрокуратуру. Например, Иван Кочетов. Эти элементы мы отправили в генпрокуратуру, пускай разбираются.

Подводя результат представления, хочу сделать основной вывод. Все попытки давление на наш клуб – это самовольство. Мы осознаем причины случающегося. Это попытки владельцев киевского «Динамо», которые имеют связи в некоторых организациях, пользоваться историей и отложить «Металлист» от достижения итогов, от участия «Металлиста» в Лиге чемпионов, в Лиге Европы.

Хочу удостоверить футболистов, тренеров и наших болельщиков в том, что мы станем всеми легальными способами и методами сохранять честь и преимущество собственного клуба.

— Первой в генпрокуратуру направилась ФФУ, однако при этом в мотивировочной части отсутствуют выводы данной компании. Для чего и с какой мишенью тогда делался запрос?

— На самом деле 12 марта ФФУ послала объявление в прокуратуру в целях достичь правды. До прошлого дня в ведущей прокуратуре иных заявлений по данному занятию не было. В азиатской практике такими вещами занимается милиция и прокуратура. Однако отчего, элементы прокуратуры и трибунала не были приобщены к делу и не были предприняты во внимание, это вопрос к ФФУ.

— ФФУ ни на одном из рубежей следствия не рассматривало итогов прокурорской проверки?

— Вы же замечаете, как трактуются итоги проверки Иваном Кочетовым: «Так именуемое следствие», «утечка информации»…

— Насколько далеко готов идти «Металлист» в данном деле? В случае если апелляционный совет ФФУ оставит в силе решение КДК, способны ли вы идти в динамический арбитражный трибунал в Лозанне?

— Мы станем действовать по закону, станем идти в Лозанну. Лично я не верю в позитивный финал для «Металлиста» в апелляционном комитете. За этот период времени, с марта месяца, у СМИ регулярно нагнетается ситуация госслужащими федерации о том, что это крайне слабое взыскание, что «Металлист» ожидает более сильное взыскание, умолкните, никуда не ходите, сидите бесшумно, довольствуйтесь тому, что Красникову запретили на всю жизнь заниматься футболом, а с «Металлиста» сняли 9 очков. Однако этого не будет, мы станем сражаться до победного. Нашей мишенью считается установление правды, впрочем прокуратура и трибунал ее определили. У нас различные правды?

— В случае если признания 2-ух участников поединка и решения специалистов мало, то как вообще обосновать «договорняк»?

— Это вопросы к генпрокуратуре и суду и они на них дали ответ.

— А при этом к данной обстановки Суркис, в случае если все начал Дыминский? Как мог поступить директор ФФУ, в случае если мембраны ушли в Лозанну?

— А он верно поступил в лице Бандурко послав элементы в генпрокуратуру и обрел выводы. Однако отчего он применял их так, как ему было комфортно, я не понимаю.

— В чем заключается поражение российского футбола и не пора ли поменять руководство федерации?

— Я не большой приверженец заниматься тем, чем в настоящее время занимаюсь. Поражение российского футбола и в данном также. По сути мне бы лучше располагаться в Харькове и заниматься командой и субъектами к Евро-2012, тем что приносит полезный эффект для российского футбола. Образовавшаяся картина – это очевидный знак того, что в украинском футболе не все прекрасно.