Леоненко: Я не динамовец. Я просто работал в «Динамо»

Леоненко Легендарный футболист рассказал, как Суркисы «спасали» «Динамо» и похоронили его карьеру

«Думаешь, стоит?» — Это была первая реакция нынешнего гостя UA-Футбол на просьбу об интервью. «Стоит. Видите — Ваши слова никому покоя не дают», — аргументирую. «Потому что я постоянно импровизирую, — объясняет Виктор Евгеньевич. – Могу пойти в магазин за хлебом, а купить жене подарок». На том и сошлись.

Осень в этом году теплая как никогда, а значит через неделю после этого диалога встречаемся в районе станции метро Кловская, где живет Леоненко. На него обращают внимание, некоторые здороваются. Со знакомым сантехником, который проходил рядом, Виктор Евгеньевич договорился о ремонте батарей. «Скоро похолодает, а мерзнуть я не люблю», — говорит. Наконец, усаживаемся на скамейке и начинаем беседу. Запретных тем у Леоненко нет. В течение двух с половиной часов мы вспоминали выступления некогда прекрасного нападающего в московском и киевском «Динамо», углублялись в определенные детали его работы на телевидении.

Леоненко сказал, что сейчас хорошо общается с Сабо, волнуется, чтобы не состарился из-за волнения Ребров, хоть и пытается, но не может скрыть обиды на братьев Суркисов. А еще экстравагантный телеэксперт рассказал, что нашел для себя новую жертву и объект для пристального внимания вроде Милевского или Ярмоленко.

— Зачем мне кого-то лобызать? – берет слово Виктор Евгеньевич. – У меня свое мнение и его высказываю. Имею на это право, потому что в футболе разбираюсь. И с технической точки зрения умею все. Умею играть головой, обеими ногами. Сомневаюсь, что найдете много футболистов, которые умеют в техническом аспекте делать все. И для меня это странно. Люди зарабатывают бешеные деньги, миллионы только за тренировку. Я людям не вру. Говорю, что думаю даже о друзьях. А кто как не друг должен сказать правду?

— На ваши слова реагируют очень болезненно. Нет и недели, чтобы кто-то из экс-динамовцев или подконтрольных вице-президенту УЕФА СМИ не высказал своего мнения о эксперте Леоненко…

— Мне все равно. Стыдно должно быть не мне. К тому, что меня в «Динамо» стараются не замечать, я уже привык. Иногда создается впечатление, что в Киеве я вообще не играл. А виноват лишь в том, что критикую. Так было и тогда, когда работал на ICTV, не изменилась ситуация и на «2+2». На одной из передач Игорь Цыганик спросил приглашенного в студию Игоря Суркиса, дескать, как он относится к тому, что Леоненко критикует «Динамо». Игорь Михайлович ответил: «Ему можно».

Но стоило мне перейти на телеканал «Футбол», как сразу стал врагом. Впрочем, для президента клуба врагом я стал уже давно. Это при условии, что это братья Суркисы должны быть врагами для меня. После того, как меня не отпустили с «Динамо». Теперь все рассказывают, что я обижен на «Динамо».

— …а на Реброва. За то, что выбил вас из состава «Динамо».

— Это «горбыли». Олег Лужный Сергея с Андреем Шевченко в свое время «травил». Их, молодых гонял постоянно. Кажется, дело было в 1997 году. Я как раз тогда выздоровел, залечив очередную травму. Тогда говорил Шеве и Ребрухе шутку во время сборов: «Вы уже определились, кто из вас в составе будет? Потому у меня бронь». Но чтобы на кого-то обижаться? Шутили много, с Юрой Максимовым чего только не выдумывали.

Я в то время уже сильно на место в основе «Динамо» не претендовал. Надеялся, что куда-то отпустят. Недавно от Григория Михайловича узнал, что меня тогда, в 97-м «Шахтер» хотел пригласить. Два миллиона за меня якобы были готовы заплатить. Никак не спрошу, насколько это правда, у Рината Леонидовича. А не отпустили меня, потому что мог прийти и назабивать голов. И Гришу «травили» бы. Так или иначе, вынужден был идти в аренду. Хорошо, что после «Динамо-2» и «Динамо-3» попал в ЦСКА к Владимиру Бессонову.

Меня всегда удивляло, почему для Суркисов всегда было проблемой отпускать людей в другие команды. Это касается Игоря, а Гриши – тем более. Сколько тогда звезд в 90-е было? Но вырваться за границу смогли только Шева, Ребруха, Максимов и Лужный, который на закате карьеры успел выиграть чемпионат Англии. А Калитвинцев, Хацкевич, Белькевич, Головко? Ващука так замучили, что он даже в «Спартак» переехал. Теперь его половина людей за тот поступок ненавидит.

Сейчас имеем ситуацию с Ярмоленко. Игорь Михайлович говорит, что Андрей нужен «Динамо». Да тренеру футболисты нужны всегда! Но Андрея нужно отпускать. Его и так в поединках с сильными командами не видно. Теперь он играет с мыслями о том, что не отпустили в «Сток Сити». Словно справедливо, но с другой стороны я Ярмоленко не понимаю. Зачем «Сток», если ты звезда «Динамо», получаешь здесь хорошие деньги и, по сути, ничего не делаешь? В Англии будет значительно труднее. И не надо слушать басен первого тренера Андрея или Вацко, которые говорят, что Ярмоленко в «Стоке» раскроется. Как ты раскроешься, если «Сток Сити» способны победить «Челси» или «Манчестер Юнайтед» разве что случайно? Футболисты таких команд обречены бегать без мяча. Ярмоленко и в Украине из четырех матчей сильно проводит максимум два. В Англии будет еще труднее. Там все команды сильные, да еще и с его манерой «от себя – на себя» могут ноги оторвать.

Кстати, Серега Ребров поехал в «Тоттенхэм» в статусе звезды. Все ожидали, что он будет забивать. Не получилось. Того же будут ждать от Ярмоленко. Хотя для вингера голы – не главное. Однако сомневаюсь, что Андрей будет раздавать много голевых передач. Поэтому я бы не советовал Ярмоленко бежать за границу куда-нибудь. На мой взгляд, сейчас из «Шахтера» и «Динамо» пытается убежать только дурак. У нас была другая ситуация – мы хотели за границу, чтобы заработать. Сейчас серьезные деньги платят и у нас. С «Шахтера» и «Динамо» только в «Баварию» или «Манчестер Сити» надо идти. Более того, Ярмоленко должен публично высказаться и опровергнуть слухи, сказать, что пойдет только в серьезный клуб. Вместо того Андрей, такое впечатление, получает от этих разговоров вокруг своей персоны удовольствие.

— У вас вроде было желание пойти за границу еще до появления в «Динамо» Лобановского…

— Когда случилась история с шубами, подошел к Грише. «Теперь уже можно отпускать?», — спрашиваю. «Ты что? Люди подумают, что я команду распродаю», — услышал ответ. Тогда ведь агентов футболисты не имели, а контракты были «филькиной грамотой». Это сейчас даже не знаю, что бы с Суркисами сделал. Мбокани после меня показался бы «цветочком». В Дьемерси плохой характер, а я прихожу и говорю прямо, так как есть.

— Насколько я понимаю, вы до сих пор держите обиду на братьев Суркисов?

— Нет. Я им все давно простил. Почему мои слова воспринимаются как месть? Я сто лет назад на всех телеканалах говорил, что «Шахтер» играет зрелищнее. Проигрывает или выигрывает. «Динамо» вот даже чемпионат выиграло, а не убедило, что сильнее остальных. Ребров постоянно повторяет: «Я команде благодарен, ребята старались-боролись». Борются борцы в манеже ЦСКА, а стараются легкоатлеты на беговых дорожках. Здесь речь о многомиллионных контрактах. Надо играть и что-то демонстрировать.

Ребров своими обидами меня откровенно удивляет. Написал что-то журналист – ужас! После матча «Динамо» против «Зари» в Запорожье наша журналистка Элла Иванюкович задает обычные вопросы. А Сергей, отвечая на них, навыдумывал себе таких страшных историй, что я ужаснулся. Такие «запары» тренера не украшают. А еще состариться можно быстро, если все мелочи так близко к голове брать. Ты же вроде главный тренер, реагируй спокойнее. Хотя, конечно, все понимают, что главный – Рауль. Но Сергею не нравится, когда кто-то об этом говорит. Он должен сдержаннее быть. Я с ним играл. Точнее, он со мной, потому что я старше. Помню, как Ребруха мучился целый год с травмой колена, пил всякую заразу из пробирок, чтобы выздороветь. Я к Реброву всегда относился хорошо и не изменил своего отношения по сей день.

Год 1995-й. Виктор Леоненко и Сергей Ребров — игроки команды киевского «Динамо»

Могу понять Севидова, понимал Бессонова. Эти говорят откровенно: «Нам повезло, что мы сыграли вничью или выиграли». Они говорят то, что есть, а не выдумывают легенды о переполненном госпитале. Ничего, что большинство этих больных – резервисты. Но как их не вспомнить для общего числа? Когда тренер начинает использовать такие вещи, это значит, что он испуган и отчитывается в прямом эфире перед президентом. Меня удивляет, почему Ребров такой мягкий. Для «Динамо» это проблема.

— Мягким игроком Реброва назвать было сложно. А именно игроком вы его знаете в первую очередь.

— Сергей был мягким на словах, а в игре был жестким настолько, что иногда страшно было смотреть, как отчаянно он лезет в те стыки, где можно схитрить. В игре Ребруха был чрезвычайным бойцом. Жаль, что как тренер он другой. И Шева, кстати, тоже. Меня возмутили эти вбросы из Дома футбола о возможном назначении Андрея тренером сборной. Продолжается отбор, а Фоменко выдумали преемника. Это не Дом футбола, а Дом любителей футбола. А что о кандидатуре Шевы в этом контексте всерьез говорят, вообще смешно. Разве с Андреем какого-то дядю рядом посадят, как Рауля возле Реброва.

Но унижать никого не собираюсь. Исключения могут быть только в случае, если человек задирает нос. Тогда возникает желание проверить, кто ты и что на самом деле. Обидеть меня трудно. Вот, например, Селезнев считает, что я квадратным мячом играл. Мы после матча памяти Сергея Закарлюки поговорили. Тот поединок длился час, а Евгений сыграл 50 минут и попросил замену. Спросил его, почему весь матч не сыграл, дескать, неужели сил не хватило? Селезнев в ответ поинтересовался, сколько голов я забил. 61 за три полноценных сезона в составе киевского «Динамо». Но речь не о том. Я бы себе никогда не позволил спросить Блохина, Заварова или Демяненко, сколько те сыграли и сколько забили. Потому что знаю историю и уважаю тех, кто играл до меня.

Одним словом, ответил Евгению, что буду внимательно за ним следить. И апеллировать Селезневу, поверьте, будет сложно. Меня еще весной удивляло: полтора месяца команда играет, а Евгений еще не готов. И он ведь не травмированным был. Говорили, дескать, сборной было бы легче, если бы в Словакии мог сыграть Селезнев. А ничего бы не было. У Кравца при всех его недостатках хотя бы объем работы высокий, а у Евгения и того нет. Единственный его плюс – оказаться там, где мяч и забить в пустые ворота. Разве Селезнев скоростной? Стартового рывка нет ни у него, ни у Кравца, но Артем хотя бы хорошо бежит по дистанции. Не понимаю президентов наших клубов, которые делают миллионерами людей, которые этого не заслуживают.

— Вас Газзаев миллионером, пригласив из Тюмени в московское «Динамо» в 1990-м, сделать не мог по определению. Потому что тогда другие деньги ходили…

— Мне тогда сразу двухкомнатную квартиру в динамовском доме неподалеку от стадиона в Петровском парке дали, машину Fiat Croma и зарплату около тысячи долларов, которую выплачивали рублями. Долларами нам платили только когда выступали в еврокубках. У нас тогда хорошая команда была – Кобелев, Кирьяков, Колыванов. Симутенков тогда в запасе сидел. Только я пришел, Киря и Колыван перестали забивать. Кобелев, Лосев и Уваров начали «травить», дескать, Леон за один год забил больше, чем Киря за шесть. Меня, кстати, Кобелев «лесным» называл, говорил, что у меня по городу белые медведи ходят.

— Кирякова и Колыванова в национальную сборную уже вызывали.

— А меня в молодежную. Борис Игнатьев ее тренером был. Уже тогда понял, что половина наших тренеров – колхозники. Нам предстояло играть отборочный матч Олимпиады-1992 против итальянцев в Симферополе. Выиграем — едем на Игры в Барселону. Звоню Игнатьеву, говорю, что хочу прилететь прямым рейсом из Тюмени в Симферополь, около трех часов лететь. Нет — тренер уперся, чтобы прибыл в Москву и только оттуда вместе с командой ехал в Крым. Витя прилетел. В контрольном спарринге против «Таврии» побеждаем 4:0. Я забил три и отдал голевой пас на Бахву Тедеева. Но на матч с итальянцами Игнатьев даже не включил меня в заявку. Понимаете, насколько надо быть недалеким? А сборная тогда сыграла с итальянцами 1:1 и Олимпиада прошла без нас.

Сегодня все футболисты летают отдельно и это считается нормальным. Когда 25 лет назад об этом говорил, меня не понимали. То же самое – сборы. Всегда спорил с Сабо, зачем заезжать на базу. Мне говорят, что я сейчас таким мудрым стал. Но я еще тогда говорил о вещах, которые считаются нормой сегодня.

— С Газзаевым вы тоже спорили?

— Сразу отмечу, что ни с одним тренером не ссорился открыто. Во-первых, это главный тренер. Во-вторых, старших всегда уважаю. Даже если они не очень умны. Воспитание такое было. Это сейчас десятилетний парень может обматерить отца или мать. А с Газзаевым мне как раз просто было. Он меня нашел в нефутбольном городе. Огромная территория, а футболистов нет вообще. Среди тех, кто есть, Валерий Георгиевич заметил меня. Юрия Жиркова он в тоже нефутбольном Тамбове выискал. Или возьмем «Динамо» киевское. Думаете, если бы не Газзаев, кто-то бы знал о существовании Ярмоленко? Может быть, даже в Чернигове не играл после того, как несколько раз ноги оторвали бы. Так часто бывает.

Газзаев мне понравился тем, что выполнил все обещания. В те времена часто бывало, что предложенные условия выполняли тем футболистам, которые играют в составе. Я пришел в команду, где было несколько олимпийских чемпионов. Никаких гарантий, что сыграю в составе, не было. Но и квартиру, и машину получил сразу, без лишних разговоров. Это Игорь Михайлович словно все нормально объясняет. Но не выполняет. А Газзаев разозлился на меня только тогда, когда я ушел от него в Киев. Я в Москве как оказался? Вынужденно, потому что служить в армии пришлось. А желания переехать в Киев не скрывал никогда и в Москве об этом знали все. За киевлян мечтал играть с детства и эту мечту в жизнь воплотил, даже сознательно пойдя на скандал. Хотя понимаю, что если бы тогда не убежал, то гарантированно выступал бы в Италии.

1992-й. Виктор Леоненко в матче против «Волыни»

— Разве вы не понимали, что существовал риск получить дисквалификацию?

— Почему же не понимал? Меня должны были на два года дисквалифицировать. Президент «Динамо» Виктор Безверхий успокоил, дескать, пока не будешь играть, будешь получать то, что зарабатывал в Москве. Я согласился, думал, что через два года будет только 24. Желание играть в Киеве было страшное. Меня нашел динамовский селекционер Анатолий Сучков. Только он, а не те десятки людей, которые рассказывают, что это они первыми увидели Леоненко и привезли в Киев. Мною занимался только Сучков и за это его очень уважаю.

Да, я хотел играть в Киеве. Но я не динамовец. Об этом мне постоянно напоминают те, кому не нравится моя критика. Я не динамовец. Я здесь мечтал играть, я здесь работал. Но не в такой команде, которая есть сейчас. Впрочем, даже не в такой, в которую попал я. На мой взгляд, «Динамо» как бренд закончилось в 1986 году, когда начали заканчивать карьеру и разъезжаться по Европе такие игроки, как Блохин, Бессонов, Рац или Яремчук. В 90-е футболистов в «Динамо» уже осталось мало. Основная масса старалась. Ни мастерства, ни техники у большинства ребят не было. Не было также видео для анализа игры соперников.

«Динамо» (Киев) образца 1992 года

— Странно, ведь Анатолий Пузач, который тогда тренировал «Динамо» — последователь Валерия Лобановского…

— Не знаю, почему так было. Должен сказать, что мне с Кирилловичем работалось идеально. За все то время, что играл под руководством Пузача, он меня даже ни разу не вызвал. Работать с мягкими тренерами мне нравилось. Бессонов, к слову, такой же. Скажет: «Витя, закрой зону, беги на ближнюю, играй при «стандартах» с тем-то». Все. Больше мне ничего объяснять и не надо.

— Через эту мягкость команда вылезла Пузач на голову…

— Это правда. Поэтому я и говорю, что мягким тренер быть не может. Это таким как я без разницы, как себя ведет тренер. Я мог работать с любым специалистом хотя бы потому, что никто не мог мне рассказать, что мне делать в штрафной. С моей импровизацией в голове, получая мяч, я и сам до последнего не знал, что буду с ним делать. Решение принимал за доли секунды. Это инстинкт. Когда об этом рассказывал, надо мной смеялись. Но как-то общаюсь с Олегом Блохиным. Он сказал, дескать, когда в 75-м с «Баварией» играли, тоже что-то в голову стукнуло и решил всех пообыгрывать. Вышел тот самый знаменитый гол. «Теперь вот Месси так же инстинктивно принимает решения», — сказал Олег Владимирович.

— Четыре гола в ворота московского «Локомотива» — это тоже была импровизация?

— Просто легкие мячи забивал, вот и все. Андрей Кобелев отдавал такие передачи, что грех было не забить. Хотя не в пустые ворота тогда забивал. Голы рабочие. Но я из голов никогда не делал ничего сверхъестественного. Найдите мое интервью после матча со «Спартаком» в 1994-м. Тогда я еще был красивым, высоким, волосатым и блондином. Сказал: «А что здесь удивительного? Нападающий должен забивать». Это у нас сейчас форвард забьет мяч и с ним неделю носятся.

И еще кому забьет? Меня удивляет, когда наши тренеры жалуются на то, что футболисты устали. Во-первых, от чего устали? Во-вторых, где? В нашем чемпионате? Вот «Севилья» в прошлом году провела 60 матчей. Но перед финалом Лиги Европы об усталости вспоминали не испанцы, а футболисты «Днепра». Или сейчас Фоменко говорит, что сборной в игре со словаками не хватило сил. Это после шести туров в чемпионате Украины! Вот один из тренеров сборной Заваров недавно вспоминал, что в 80-е они по 80 игр проводили. Учтите, что из семи дней динамовцы тогда шесть на базе жили. А еще перелеты из Москвы и обратно. Они, наверно, тоже истощали. Но никто не жаловался. И тренировки сейчас не такие тяжелые. По своему динамовскому опыту сужу. Восемь утра, еще не пролупил глаз, а уже — «олений бег».

А еще – нагружающие утренние зарядки. Тяжелые, во время которых можно сломаться. Никогда не понимал их смысла. «Зачем они, если все равно пойдешь досыпать?», — спрашивал. Затем операции делали во Франции. Людей 10-15 тогда паховые кольца вырезали. Это яркое свидетельство неправильно построенного тренировочного процесса. У Газзаева грамотнее работа поставлена.

— В «Динамо» четко запланированные пики формы – куда уж грамотнее…

— Все эти «ямы» — ерунда. Тренеры на пресс-конференциях могут говорить что угодно, но ни один перед матчем не сказал, дескать, сегодня можем проиграть, потому что еще не готовы. И Григорий Михайлович не говорил мне: «Витя, ты готов на 60 процентов, поэтому ничего страшного». Зато у Сабо как было? Нет Леоненко – тренер не отвечает за результат.

— Между тем, о 6:1 над «Локомотивом» спросил вас не просто так. В последнем чемпионате СССР московское «Динамо» также проиграло 1:7 «Спартаку» и разгромило 6:2 «Днепр». Что это за матчи были?

— Намекаешь на сдачи? Не шути. Это бы был позор, а не сдача. Никто с такими счетами никому не сдает. С тем же «Спартаком» в первом тайме счет 1:1 был, а потом спартаковцам залетело просто все. Газзаев разозлился настолько, что даже не зашел в раздевалку. Это был еще настоящий «Спартак». Он потом потому и сдулся, что команда от своего, формируемого годами стиля отказалась. Романцев начал комплектовать команду кем угодно, не задумываясь, какие будут последствия. Он тогда не только тренером, но и президентом клуба был. Видимо, денег хотел заработать. Жаль, потому что игроки «Спартака» умели обращаться с мячом так, как никто другой в СССР. Даже сейчас, приезжая на «Кубок легенд» в Москву, в матчах против «Спартака» удивляюсь – они что пришельцы из космоса? Словно взрослые, силы уже не те, все болит и дышать нечем, а возят так, как в молодости. Всех – украинцев, немцев, остальных.

Кобелев не зря хитро делал. Он проходил зимние сборы со «Спартаком», где не было тех нагрузок, после которых язык лежал на плечах. Но начинался чемпионат и Андрей снова возвращался в московское «Динамо». А у нас передачи раздавал такие, что грех было не забивать. Это в Киеве таких ассистентов не было. Только с появлением Юры Калитвинцева ситуация исправилась. Но в то время меня в «Динамо» уже заканчивали.

— Вцеплюсь за одну вашу фразу. Вы говорите, что тогдашний президент «Динамо» Виктор Безверхий был готов платить вам в течение двух лет московскую зарплату и ожидать при этом, пока вы отбудете дисквалификацию. Эта история никак не вяжется с рассказами известных идеологов с динамовскими сердцами о том, что братья Суркисы с инициативной группой, взяв на себя руководство клубом, спасли «Динамо» от исчезновения…

— Это так говорят. Суркисы и Медведчук банально перекупили «Динамо» у Безверхого. Предыдущий президент все финансовые обязательства выполнял. Когда пришли новые владельцы, мне пришлось переподписывать контракт. А Саленко и Цвейба делать это отказались и сразу стали ненужными. Олег и Ахрик даже не могли в нормальных условиях тренироваться, пока не нашли себе новые клубы. Вот вам и подход.

— Саленко вспоминал, что в чемпионате Украины ему и многим другим динамовцам играть было не интересно. Некоторые успели спиться…

— Если не интересно, то почему не взяли золото? Как раз чемпионат выиграть было сложно. Я же в финале против «Таврии» не смог сыграть из-за дисквалификации. До того провел пять матчей, забил три гола.

Канцлер Германии Гельмут Коль, с помощью которого, по одной из версий, была отменена дисквалификация Леоненко, награждает Геннадия Литовченко медалью за второе место на Евро-1988

— Как случилось, что вместо двух лет дисквалификации вы не играли вы всего несколько месяцев?

— Медведчук порешал. Говорят, что уладить вопрос удалось чуть ли не с помощью генерального канцлера Германии Гельмута Коля. Плюс – миллион увезли в Москву.

А пока все эти вопросы решались, я успел дебютировать в составе сборной Украины. Играли против венгров. Эта игра для меня знаковая еще и потому, что получил в ней единственную в карьере красную карточку. Удалил меня судья просто так. Хозяева проигрывали и арбитр решил оставить нас в меньшинстве. Вообще, тогда играть за сборную было не так престижно, как сейчас. Но я, в отличие от многих других, не отказывался.

Помню, как мы в турне по США ездили, как Гена Литовченко прямым ударом с углового забил мексиканцам. А я американцам дважды забил. Знаменитому Тони Меоле. Он меня, кстати, тогда и сломал. Я выпрямил ногу, летел на мяч, а попал Меоле в плечо. Лопнула связка. Но Олег Базилевич, который тогда тренировал сборную, попросил доиграть матч. Перемотали ногу и побежал. Кстати, наших донецких во время того турне ограбили. Я тогда с Саней Призетко комнату делил, а донецкие собирались своей компанией. Цепочки, браслеты – это все мы оставляли на тумбочках в гостиничных номерах. Так вот Сереге Попову и Диме Шуткову не повезло – их добро почистили. Они, правда, немного отомстили – разбили гостиничный мини-бар (смеется).

— С Базилевичем общий язык находили?

— Мне тогда было разрешено едва не все. И я к Олегу Петровичу хорошо относился, и он ко мне. Сейчас это себе трудно представить, но Базилевич у меня даже сигареты просил. Ничего страшного, я не ходил и не курил при всех. С теми же, кто запрещал, спорил. И с тренерами, и с президентами клубов. Всегда говорил им: «Какая вам разница, что я курю? Я что медленнее бегать стал?» Тому же Фоменко сказал: «Иванович, я буду курить». Все. Я просто не наглел, не смалил открыто. А тренерам любил вспоминать, как в Москву приезжал на матч Кубка УЕФА против «Динамо» французский «Канн». В составе этой команды заканчивал карьеру Луис Фернандес. Стоит после игры, спокойно курит. А в 1994-м уже «Пари Сен-Жермен» в Киев приехал. Тоже вскоре после матча видел Давида Жинола и Джорджа Веа с сигаретами. Назовите мне человека, который тогда мог этих двух догнать.

— Мы уже разговариваем более часа, а вы не выкурили ни одной сигареты.

— Удивительным образом не курю уже шесть лет. Батюшка сказал: «Ты бросишь». Не верил, потому что с этими сигаретами прошел столько, что страшно подумать. Но действительно бросил. Не хочу и все. Все мне завидуют. Это значит, что есть характер.

— Просматриваете иногда яркие матчи со своим участием?

— Было бы что пересматривать. Записей почти не сохранилось. Есть встреча Лиги чемпионов со «Спартаком» в 1994-м, выездной поединок с «Барселоной» в 93-м. А о том, как мы обыграли каталонцев в Киеве, можно только на словах рассказывать. А переиграли случайно. Весь матч оборонялись и трижды забили. Причем почти весь поединок после удаления Сереги Мизина играли в меньшинстве. Я забил два гола и думал, что по крайней мере ругать Фоменко не будет. А Иванович заменил меня. За то, что мало подкатов выполнял.

— После 3:1 дома можно было рассчитывать и на общий успех…

— На «Камп Ноу» тогда некоторые ребята вообще выходить не хотели. Боялись. Не буду называть фамилий.

— Юрий Грицына отклонился, когда Рональд Куман штрафной забивал.

— В этом случае упреки как раз неуместны. Поскольку все знали, что у Кумана не удар, а пуля. К Юре тогда претензий у нас не было. Куман своим ударом мог голову снести. Серега Заяц, к слову, у нас таким же был. Только он, в отличие от Кумана, не с подъема бил, а как-то щекой этот мяч толкал. Серега уникальным футболистом был, еще в сборную СССР приглашался. Но пришел Сабо и Зайца из «Динамо» убрал.

1993-й. «Барселона» — «Динамо» — 4:1. Виктор Леоненко против Мигеля Анхеля Надаля

— Кроме «Барселоны», ваш киевский период карьеры можно иллюстрировать еще двумя матчами — против «Спартака» в Лиге чемпионов и против венского «Рапида» в Кубке УЕФА.

— В обоих поединках в первом тайме горели — 0:2 и 0:3 соответственно. Мой второй гол в конце встречи в Вене даже лучшим назвали. Хотя не знаю, что там красивого. Подставил голову и мяч залетел в сетку. Таких немало забил. Может, все потому, что тот мяч вывел нас в 1/16 финала? Нам тогда очень трудно было. А когда приехали в Вену через четыре года, то гоняли нас так, что мало не показалось. Гоняли и загнали. Сабо тогда еще какие-то дверцы стеклянные разбил на эмоциях в раздевалке.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *